Опухоль костного мозга у ребенка

На этот раз мы исследовали вопросы лечения детского рака в Петербурге; пообщались с руководителями отделений крупнейших клиник, записали, на какие симптомы родителям стоит обратить внимание; уточнили у психолога, как общаться с людьми, оказавшимися в подобной ситуации; встретились с семьей, чью жизнь полностью изменила победа над раком. Международная ассоциация родителей детей, больных раком — Childhood Cancer International CCI 17 лет назад предложила раз в год жителям всей Земли подумать о детях, которые болеют раком. Родители сформулировали очень простую вещь: эти дети имеют право, чтобы их лечили самым лучшим способом. На сайте организации опубликовано обращение родителей к правительствам, медикам, обществу, и оно о том, что у детей есть права:.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения проблем со здоровьем, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - начните с программы похудания. Это быстро, недорого и очень эффективно!


Узнать детали

Проведение сложных операций костных опухолей

В России в год заболевают раком 3,5 тысячи детей. Детский рак встречается во много раз реже, чем взрослый, но он значительно агрессивнее. Но есть и положительные отличия — детские онкологические заболевания в 75 процентах случаев можно излечить полностью, без рецидивов. Были бы деньги. В Германии и США годовой курс лечения с химиотерапией и трансплантацией часто переваливает за миллион евро или долларов.

В России дешевле, в тяжелых случаях от 4 до 10 миллионов рублей. Но и этих денег у родителей нет. Бесспорных факторов риска в детской онкологии на сегодня не выявлено. И хотя ситуация тщательно изучается и мониторится — почему у детей возникает рак, не знает никто. Это не зависит ни от географии, ни от цвета кожи, ни от достатка семьи. Влияние наследственности пренебрежимо мало и составляет около 1 процента.

Заболеть может кто угодно. Зато доподлинно известно, что детские формы рака в корне отличаются от взрослых. Они, как и сами дети, молодые. С одной стороны, прыгучие, как котята, с другой — их и убить проще, чем матерое животное. Блохина профессор Георгий Менткевич. Они агрессивнее, и их сложно не заметить. Как вы сможете не обратить внимание на огромную опухоль у ребенка или на слабость, переходящую в апатию?

Запущенность, конечно, важна, но не в первую очередь. Основная форма детского рака — лейкозы, а это уже с самого начала запущенные больные, потому что злокачественные клетки находятся в крови и костном мозге.

Тем не менее большая часть детских онкологических заболеваний очень чувствительны к химиотерапии. В отличие от взрослой онкологии, где при запущенных формах речь идет лишь о продлении жизни пациента, детский рак излечивается полностью в процентах случаев. При лимфогранулематозе — болезни Ходжкина — если грамотно лечить больного, шансы на выздоровление 90 процентов.

Лечение нефробластомы детский вариант опухоли почки вообще дает 99 процентов успеха при минимальном вмешательстве. Есть, к сожалению, и формы с плохими перспективами, как нейробластома IV-й стадии или глиобластома, но в большинстве случаев после лечения мы имеем здорового ребенка, к которому болезнь не возвращается лет.

Более продолжительных исследований не существует. Через неделю у него появилась постоянная тошнота и периодическая рвота. Мы вернулись в родную Рыбницу в Приднестровье и побежали по врачам. Две недели анализов, УЗИ и рентгенов — и никакого диагноза, даже никаких догадок. Артему было 11 лет, ему с каждым днем становилось хуже. Поехали в Кишинев, в НИИ охраны здоровья матери и ребенка. Там еще несколько дней постоянных обследований, и в результате 11 возможных диагнозов — то есть снова никто ничего не мог понять.

В конце концов, предположительный диагноз — рак желудка. Артему вскрыли брюшную полость — новообразования были везде — лимфома Беркитта. Прооперировали, вырезали часть толстого и тонкого кишечников, зашили, положили в реанимацию, пригласили онкологов.

Онкологи сказали, что после реанимации нужна будет химиотерапия. Пока Артем был в реанимации, родители пять дней выясняли, где смогут помочь их сыну. Связались, отправили результаты анализов и обследований, получили рекомендуемый протокол лечения. Пошли с этим протоколом к кишиневским онкологам, но те развели руками — не было у них таких условий, технологий и опыта.

Предложили протокол попроще. Тогда Татьяна взяла Артема и с риском для его жизни улетела в Москву. А Александр Коваль , папа, бросился искать деньги — лечение в Москве стоило 3 миллиона рублей.

Ковали продали все, что смогли. Часть суммы собрали жители города Рыбница. Полтора миллиона выделило правительство Приднестровской Молдавской республики. В октябре года, после первого же блока химиотерапии, которых в тот раз пришлось пройти пять, мальчику стало лучше.

В феврале года Артема выписали в состоянии ремиссии. Считается, что вся детская онкология для россиян в России бесплатна. Но в этом утверждении только часть правды. Дело в том, что детская онкология — дисциплина относительно молодая, рак у детей во всем мире лечат менее полувека, а на самом деле, всего лет тридцать. Для терапии используют самые высокотехнологичные медицинские методики.

Технологии и протоколы обновляются чаще, чем узлы автомобилей премиум-класса. И, как нетрудно догадаться, все это стоит дороже, чем в состоянии оплатить Минздрав РФ. Соответственно, это уже не уровень местного здравоохранения, и для лечения детского рака нужно обращаться только в большие федеральные центры, которых у нас в стране всего пять-шесть.

Однако даже в крупных детских онкоцентрах нет того оборудования и лекарств, какие имеются, например, в Германии и США. У нас мало об этом говорят, но бюджетные расходы США на здравоохранение уже в течение 20 лет превосходят военные. Сложно угнаться.

С прожиточным минимумом, где рассчитывают три пары носков на год и один галстук на всю жизнь. Если я буду лечить по уровню прожиточного минимума, я и излечивать буду так же. Для сравнения, коммерческая услуга для иностранцев в нашем институте, то же самое лечение неосложненного лейкоза, стоит тысяч рублей в месяц. Из этих денег на оплату персонала идет не более 30 процентов — остальное лекарства.

Не верите? Одна упаковка онкоспара, препарата, необходимого при остром лимфобластном лейкозе, стоит 91,5 тысяч рублей, и каждый год появляются новейшие препараты и методы, с помощью которых мы можем вылечить детей, считавшихся раньше безнадежными. Но это стоит еще дороже. Как мы выкручиваемся?

Помогают фонды. А мы лечим. Но скоро настанет время, когда над нашими методами лечения будут за границей смеяться. Вот как были распределены собранные деньги: покупка оборудования — 9,4 миллиона рублей; лечение, диагностика и покупка лекарств для детей — 34,2 миллиона; помощь семьям — 4,6 миллиона. Через год после излечения к Артему Ковалю вернулся рак. Это выяснилось на одном из плановых обследований в онкоцентре на Каширском шоссе в Москве.

Мама Татьяна говорит, что остановилось дыхание, потому что рецидив лимфомы Беркитта не лечится. К счастью, если это слово уместно в подобной ситуации, болезнь мутировала в миелоидный лейкоз. Вылечить его врачи Института детской онкологии брались, но лечение стоило 6 миллионов. Нужна была химиотерапия такой силы, после которой невозможно обойтись без трансплантации костного мозга.

Отличие в лечении детской онкологии от взрослой стоит еще на одном ките — резистентности самого ребенка. У детей в разы быстрее заживают порезы, срастаются кости и полностью восстанавливаются суставы. Химиотерапию дети тоже способны перенести в концентрации агентов, в 50 раз превышающей ту, которая легко убила бы любого взрослого.

Но высокие дозы химических реагентов при всей своей эффективности вместе с раком убивают иммунную и кроветворную системы ребенка. Без трансплантации костного мозга такой ребенок умрет. Поэтому при рецидивах, когда дается второй шанс, или при очень тяжелом течении болезни в первом случае мы применяем более агрессивные подходы, даем предельно большие дозы препаратов, на грани возможностей ребенка.

Около 2 процентов детей во всем мире погибают в процессе химиотерапии. Остальным необходим новый костный мозг. Трансплантация бывает двух видов. Аутогенная, когда у пациента забирают его собственный костный мозг, а после химиотерапии возвращают на место.

И алогенная, когда после химиотерапии ребенку подсаживают чужие, более или менее совместимые стволовые клетки. Первая делается в случае, когда собственный костный мозг ребенка не поражен болезнью. Но при лейкозах он как раз поражен. Она абсолютно четко убивает стволовую клетку крови пациента. Он становится беззащитным — у него нет лейкоцитов, тромбоцитов.

Полностью уничтожается иммунная система. Но даже такая терапия часто не убивает до конца лейкозную клетку. Если остаточных клеток много, вылечить химиотерапией мы их не можем. Если мы увеличим дозу, ребенок умрет.

И тогда мы подсаживаем ребенку стволовые клетки от донора, совместимые или не полностью совместимые. Чужой костный мозг приживается, потому что иммунной системы нет, бороться с ним некому. И дальше происходят два удивительных феномена. Донорский костный мозг восстанавливает всю кроветворную и всю иммунную систему пациента. А восстановившаяся, обновленная, здоровая иммунная система берет под контроль и уничтожает оставшиеся злокачественные клетки.

Лечение рака костного мозга в Израиле

В России в год заболевают раком 3,5 тысячи детей. Детский рак встречается во много раз реже, чем взрослый, но он значительно агрессивнее. Но есть и положительные отличия — детские онкологические заболевания в 75 процентах случаев можно излечить полностью, без рецидивов. Были бы деньги. В Германии и США годовой курс лечения с химиотерапией и трансплантацией часто переваливает за миллион евро или долларов.

Нейробластома (краткая информация)

Нейробластома - это рак симпатической нервной системы. В основном им заболевают дети младшего возраста. В этом тексте Вы получите важную информацию о болезни, о её формах, как часто ею заболевают дети и почему, какие бывают симптомы, как ставят диагноз, как лечат детей и какие у них шансы вылечиться от этой формы рака. Симпатическая нервная система является одной из частей автономной вегетативной нервной системы. Она контролирует непроизвольную работу внутренних органов человека то есть функции, недоступные самоконтролю , например, сердца и кровообращения, кишечника и мочевого пузыря. Нейробластома может появиться везде, где есть нервные ткани симпатической нервной системы.

Нейробластома

Вследствие распространения короновируса лечение туристов в Израиле временно приостановлено. Однако и в это сложное время "Хадасса" продолжает заботиться о своих пациентах и лечить людей в нашем филиале в Москве Сколково , с которым мы поддерживаем постоянную связь. По всем вопросам обращайтесь в наш единый центр записи по телефону 8 Здесь вы сможете пройти предварительную диагностику и получить удаленную консультацию ведущего израильского специалиста. Лечение рака костного мозга в Израиле — это новейшие методики, используемые для уничтожения онкоклеток и восстановления нормального функционирования миелоидной ткани. Разные формы злокачественной опухоли костного мозга в итоге приводят к смерти больного, поскольку костный мозг — орган, в котором вырабатываются клетки крови тромбоциты, эритроциты, мононуклеарные фагоциты, тучные клетки. Здесь содержаться В-лимфоциты, плазматические клетки, вырабатывающие антитела и обеспечивающие функциональность иммунологического состояния организма. Это оказывает влияние на все органы и системы и может вызвать различные осложнения. В Израиле, в Институте онкологии имени Моше Шарета, лечат эту патологию с применением инновационных технологий. Причем исследования в этой области постоянно продолжаются, и наши сотрудники уже с успехом используют на практике некоторые собственные разработки.

Онкологические заболевания в детском возрасте встречаются крайне редко, но это не повод полностью исключать возможность развития ракового процесса. Есть множество причин, которые провоцирую развитие опухоли в раннем возрасте.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Ранняя диагностика опухоли головного мозга у детей проф Шломи Константини

Остеосаркома (краткая информация)

Костный мозг — это губчатая ткань, содержащаяся в центре плоских костей. Он содержит стволовые клетки, из которых развиваются несколько типов клеток крови:. Костный мозг постоянно производит разные клетки крови. Развитие этих клеток крови из стволовых клеток в организме происходит по мере необходимости, например, если старые клетки гибнут. Существуют заболевания, при которых рост новых клеток крови идет слишком быстро или неправильно. Общее название этих заболеваний — опухоли костного мозга.

Какие симптомы должны насторожить родителей?

Together — это новый информационный ресурс для всех, кого затронул детский рак: пациентов и их родителей, членов семьи и друзей. Это наиболее распространенный вид солидных опухолей головного мозга у детей. Нейробластома может появиться в любом месте в пределах всей симпатической нервной системы СНС. Чаще всего нейробластома возникает в брюшной полости и часто развивается в нервной ткани надпочечников , которые располагаются над верхней частью почек. Также она может развиваться в нервной ткани шеи, грудной клетки или таза. Чаще всего нейробластома возникает в брюшной полости и часто развивается в нервной ткани надпочечников, которые располагаются над верхней частью почек.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Удаление опухоли спинного мозга

Комментариев: 1

  1. tav1954:

    противопоказания где, одного лечит другого калечит или что русскому хорошо немцу смерть, нельзя указывать только показания..